Квенслер: «Мы не хотели пичкать людей уроками истории»

Квенслер: «Мы не хотели пичкать людей уроками истории»

Эксклюзивное интервью с Ульфом Квенслером, главным сценаристом и одним из создателей сериала SVT «Ресторан» («Настоящее принадлежит нам», швед. Vår tid är nu, англ. Our Time is Now), успешно стартовавшего на шведском телевидении.

Кому первому пришла в голову идея с «Рестораном» и что вы подумали про первые наброски?

Ульф Квенслер: Над сериалом я начал работать 4 года назад. Сама идея принадлежит Юхану Русенлинду (Johan Rosenlind), у которого был свой ресторанный бизнес в 70-80-е, и он очень хорошо в этой теме разбирается. А сам замысел сериала меня взбудоражил, откровенно говоря. Не ожидал такой амбициозности от проекта – про семейный ресторанный бизнес, охватывающий несколько десятилетий. По задумке SVT картина должна рассказывать зрителю о развитии нашего социального государства.

А как вообще выстроена сюжетная линия? Там ведь довольно большой временной промежуток – с 1945 по 1970-е?

Ульф Квенслер: С самого начала идея строилась на том, чтобы создать семейную сагу, охватывающую три декады, а для этого нам приходилось двигаться довольно шустро. Действие первого сезона происходит с 1945 по 1950 гг., второго – с 1955 по 1962 гг. В третий мы надеемся уложить всё вплоть до середины 1970-ых. При этом мы не прыгаем так часто по времени, т.е. не посвящаем один год каждому эпизоду. Вместо этого мы задерживаем действие в 5-6 сериях на несколько месяцев и уже потом переходим на 5 лет вперед.

Я вам хочу сказать, что получаю огромное удовольствие от того, что в этом проекте можно следить за развитием каждого героя в течение столь длительного периода. Такое редко встретишь в сериалах, разве что в книжных романах. В то же время эти временные скачки дались нам вовсе нелегко. Не хотелось бы, чтобы люди чувствовали, что то, что происходит в сериале за пять лет, может произойти за неделю. Первый эпизод после прыжка во времени всегда самый сложный.

Учитывая немалые вложения со стороны SVT и Viaplay, ориентировались ли вы на разные возрастные категории зрителей при написании сюжетной линии?

Ульф Квенслер: Прежде всего, мы заинтересованы в привлечении максимально широкой аудитории, а не простым пичканьем людей уроками истории. Мы знали, что наша картина заинтересует типичную, взрослую часть зрителей драм SVT. Чтобы «заманить» и молодежь, мы внедрили юных персонажей, таких как поварёнок Калле (Calle).

Работая над сценарием, я вдохновлялся реальными историями – о ресторанной легенде и отце шведской кухни Торе Вретмане (Tore Wretman). Он также начинал с поварёнка в 30-е гг., а потом основал и выстроил свою ресторанную империю в Швеции. У нас присутствует и что-то похожее на любовь Ромео и Джульетты – между Калле и Ниной Лёвандер (Nina Löwander). Нины не было в оригинальном сценарии. Я внедрил ее позже, как и молодую официантку, которая бросает своего незаконнорожденного ребенка в деревне из-за того, что не в силах поднять его на ноги. Благодаря историям этих молодых персонажей мы смогли показать, какие возможности социального лифта дает многим людям наше государство. Мы также аккуратно постарались уравновесить баланс персонажей с сильным характером – добавили больше женских ролей. Чтобы этого добиться, мы буквально считали количество фраз, сказанных мужскими и женскими героями.

Насколько скрупулёзно вам приходилось работать с материалом, чтобы соответствовать заявленной эпохе?

Ульф Квенслер: Вообще, я знаю прилично о том времени. Так, например, я изучал биографию Улофа Пальме и читал книги о становлении социального государства. Вместе с тем, я абсолютно не ориентируюсь в ресторанном бизнесе. Поэтому мы вместе с Малин Невандер (Malin Nevander, соавтор сериала) и Юханом Руселиндом очень много читали на эту тему и делились полученными знаниями. Ну, и Юхан задействовал свой собственный имеющийся опыт ресторатора.

Расскажите, пожалуйста, немого о процессе создания сериала.

Ульф Квенслер: У нас уходит примерно 6 недель на то, чтобы «нарисовать» скелет всего сезона. Потом мы формируем так называемые связующие линии и этапы развития персонажей, которые потом делятся на каждый эпизод, а он в свою очередь на каждый такт в серии, если можно так выразиться. Ну, а потом мы уже работаем отдельно – каждый над своим эпизодом. Далее мы еще раз обсуждаем сюжетные линии, какие-то варианты сценария. И, наконец, я уже формирую финальный вариант с утвержденными диалогами.

И как вам работалось в связке с SVT, Viaplay, продюсером Сьюзан Билберг-Рюдхольм (Яровски) и режиссером Харальдом Хамреллом?

Ульф Квенслер: У нас был постоянный диалог со всеми нашими спонсорами, по большей части с SVT даже. Понимаете, когда вы делаете такое масштабное шоу, в котором более 20 эпизодов, много разных тем и сюжетных линий, всегда хорошо иметь взгляд со стороны, чтобы можно было по-другому посмотреть на контент и тональность картины. С Харальдом я уже даже работал по мини-сериалу «Om Stig Petrés Hemlighet»: за эту работу он получил награду в 2005 году (швед. Kristallen).

А в подборе актеров вы были задействованы?

Ульф Квенслер: Да, меня привлекали. Когда начался кастинг, наш сценарий был еще в зачаточном состоянии. И для подбора главных персонажей я специально подготовил три разные по эмоциональному состоянию сцены, каждые из которых претенденты должны были исполнить. Ну, а окончательное решение было за Харальдом и SVT.

Кстати, а вам нравятся сериалы «Аббатство Даунтон» (англ. Downton Abbey) и «Лучшие времена» (дат. Krøniken англ. Better Times)? Черпали ли вы в них какое-то вдохновение?

Ульф Квенслер: Да, конечно, оба эти сериалы в каком-то смысле повлияли на мое видение нашей картины. А SVT, к примеру, решились на это шоу, глядя на успех датских коллег, сделавших «Лучшие времена», и задумали его повторить. Что касается «Аббатства Даунтон», то мне очень нравятся первые три сезона.

Ульф, с какими трудностями вы сталкивались, чтобы сделать сериал актуальным для современной аудитории? Предполагаю, что язык, на котором говорят актеры?

Ульф Квенслер: Да, вы правы, язык стал довольно серьезной проблемой. Тут возникла палка о двух концах – нашим актерам нежелательно использовать и современную лексику, и говорить на языке того времени. Поэтому мы были вынуждены искать золотую середину. Перед съемками первых четырех эпизодов мы устроили прослушивания актеров, чтобы понять, что и как у них звучит. Харальд следил за тем, чтобы актеры старались строго придерживаться сценарного текста. Вы знаете, когда снимаешь современную драму, герои часто импровизируют и подгоняют текст под свою манеру говорить. Но, когда речь идет о драме, затрагивающей тот или иной исторической период, этого допускать не стоит.

Что вы можете сказать про второй сезон и стоит ли ожидать третьего?

Ульф Квенслер: Следующий, второй сезон уже отснят, и его сейчас монтируют. Осенью 2018 года его будет показывать SVT. Про третий сезон мы думаем, но посмотрим на текущие рейтинги.

В этой индустрии вы уже почти два десятка лет и за вами успех таких сериалов как «Солнечная сторона» (швед. Solsidan), «Добро пожаловать в Швецию» (англ. Welcome to Sweden) и «Черное озеро» (швед. Svartsjön). Как бы вы оценили современное состояние телевизионной драмы — это ее золотая эпоха и отличается ли она от предыдущей? А ваши нынешние методы работы разнятся с теми, что были, скажем, десять лет назад?

Ульф Квенслер: Да, отличия есть. И они довольно простые – сейчас стало больше покупателей вашего труда. Вспомните небывалый успех сериала «Мост»: после него зарубежная аудитория увидела в наших скандинавских картинах изюминку, которая начала быстро набирать популярность по всему миру. Вместе с тем я не думаю, что эта золотая эпоха будет длиться бесконечно. Мне кажется, что популярные сегодня сервисы Netflix, Viaplay, HBO Nordic и др. снизят свою активность и скандинавская волна сойдет на нет. А лично мои методы работы остались неизменными – делаю то же, что и 15 лет назад. В общем-то я практически не вылезаю из сценарной комнаты, двигаясь от одного проекта к другому и делая незначительные перерывы на режиссуру. Ну, а когда ты получаешь такие предложения как «Ресторан» («Настоящее принадлежит нам»), ты ощущаешь невероятное счастье и не думаешь о времени.

И, напоследок, хочу спросить, какие у вас любимые сериалы, которые вы смотрели взахлеб, включая скандинавские?

Ульф Квенслер: Вообще-то у меня нет такого количества времени, чтобы посвящать его просмотрам. Я воспитываю детей, и у меня много учебных активностей. Из сериалов мне нравятся «Большая маленькая ложь» (англ. Big Little Lies), «Игра престолов» (англ. Game of Thrones), комедия «Силиконовая долина» (англ. Silicon Valley) и экранизация «Дела Симпсона» (англ. The People vs O.J. Simpson) в рамках сериала «Американская история преступлений». Он мне показался гениальным. Из скандинавских назову «Правительство» (дат. Borgen) и из недавнего – Bonusfamiljen (англ. The Bonus Family).

Автор интервью: Анника Фам (Annika Pham)

Перевод: Игорь Картавых